среда, 16 мая 2007 г.

В начале будет...

Вот мои контакты - всегда готов провести уникальные семинары по коллектосркой деятельности (программа проведена уже более 10 раз в корпоративном и открытом режиме). Пишите corpcollection@gmail.ru

А вот моя статья КОРПОРАТИВНОЕ КОЛЛЕКТОРСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА БАЗЕ ЮРИСПРУДЕНЦИИ, которая будет опубликована (или уже опубликована в сборнике материалов одной конференции по цивилистике):
Современная социально-экономическая ситуация характеризуется сложностью и многоаспектностью, что обуславливает необходимость появления новых межотраслевых и междисциплинарных практик, связанных с таким регулятором общественных отношений как право. Новые технологии складываются в области практической деятельности и часто лишь после этого становятся предметом научного изучения и совершенствования. Например, бурное развитие потребительского кредитования, усложнение договорных отношений между организациями в рамках факторинга обусловили необходимость создания эффективных способов взыскания задолженности. В результате одной из наиболее интересных синтетических технологий развивающихся в последнее время и начинающих привлекать внимание исследователей становится коллекторская деятельность, т.е. специальным образом организованное взыскание задолженности.
Коллекторская деятельность пока не имеет четкого общепринятого определения. Однако на основе анализа существующих вариантов можно составить следующее определение: коллекторство (от англ. collect - собирать, взимать, инкассировать) – это конвейерное комплексное взыскание большого объема преимущественно бесспорной однотипной задолженности. Сразу отметим, что такое определение больше подходит кредитной разновидности коллекторской деятельности, в то время как в случае с корпоративным коллекторством, наиболее значимой характеристикой становится комплексность действий, а конвейерность и характеристики задолженности (однотипность, преимущественная бесспорность) отходят на второй план.
Различие кредитного и корпоративного коллекторства происходит, прежде всего, по типу задолженности, которая взыскивается. Если в рамках наиболее распространенного в настоящее время кредитного коллекторства взыскивает в основном задолженность физических лиц перед банками по кредитным договорам, то корпоративное коллекторство применяется для взыскания задолженности, которая возникла в отношениях между организациями. Говорить и в том, и в другом случае о коллекторской деятельности можно в силу того, что присутствует комплексный характер действий, для обозначения которого других терминов, кроме коллекторства в настоящее время не имеется.
Комплексность коллекторства означает, что для взыскания задолженности используются методы как юриспруденции, так и психологии, гуманитарных технологий, прежде всего, связей с общественностью (PR), кроме того, важнейшим моментом для формализации и оптимизации взыскания является применение знаний и технологий из области менеджмента. Вопрос о синтезе этих направлений человеческой деятельности, их конфигурировании в рамках коллекторской деятельности является открытым, т.к. само коллекторство сейчас в России находится в стадии становления, но уже сейчас мы можем рассмотреть некоторые возникающие закономерности и проблемы.
Рассмотрим значение и функции юриспруденции, психологии и PR в рамках корпоративного коллекторства, которое больше, чем кредитное, зависит от эффективного синтеза знаний и технологий из-за большей сложности взыскания, определяемой, как правило, сопротивлением должников. Прежде всего, отметим ведущую роль юриспруденции в коллекторской деятельности, которая определяется следующими факторами:
- правовые нормы определяют те границы, в которых может осуществлять деятельность по взысканию задолженности;
- определенные правом последствия неисполнения обязательств часто служат основой для психологического и PR-воздействия на должника;
- взыскание задолженности юридическими методами подкрепляется государственным принуждением.
В рамках корпоративного коллекторства используются положения различных отраслей права. Гражданским правом определяются последствия неисполнения обязательств и договора займа, в частности, способы защиты нарушенных прав, возможность применения обеспечительных мер. Как показывает практика наиболее сложными являются вопросы обращения взыскания на имущество в случае, если приобретенная в кредит вещь, находится в залоге, но была передана добросовестному приобретателю. В таком случае и взыскатель, и суды иногда путают виндикацию, в рамках которой важна добросовестность владельца, и обращение взыскания на заложенное имущества.
Из цивилистических институтов применительно к коллекторству также необходимо обратить внимание на банкротство. При взыскании задолженности процедура банкротства иногда является единственной возможностью хотя бы частично удовлетворить требования кредиторов. Вместе с тем, с точки зрения коллекторской деятельности банкротство не самая эффективная процедура, т.к. оно занимает достаточно много времени и по содержанию отличается от обычной коллекторской деятельности, а значит требует специфических знаний и компетенций. Однако, несмотря на это, возможность банкротства очень важна с психологической точки зрения и соответствующая угроза достаточно часто бывает действенной.
Традиционно взыскание задолженности рассматривалось как процесс, урегулированный только гражданским правом, гражданским или арбитражным процессом, но в рамках коллекторской деятельности особое значение приобретают положения уголовного права и процесса. Такая ситуация определяется следующими моментами:
- наличие задолженности является в некоторых случаях последствием совершения преступления и в рамках обычных гражданско-правовых процедур эту проблему не разрешить;
- угроза привлечения в соответствии с законом к уголовной ответственности часто воспринимается намного более серьезно, нежели перспективы воздействия в рамках гражданского судопроизводства.
Применительно к взысканию задолженности наиболее актуальными являются следующие составы УК РФ: ст. 159 «Мошенничество» и ст. 177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».
Наиболее часто в коллекторской деятельности применяется ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Основная проблема, которая связана с этой статьей, устанавливающей уголовную ответственность за хищение чужого имущества или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием, установление умысла преступника, который возник до получения денежных средств или имущества. Заключение соглашения становится обманом, только если у лица уже до этого было намерение не выполнять свои обязательства по сделке. Соответственно, если при заключении соглашения умысла на обман не было и неоплата произошла по каким-либо непредвиденным обстоятельствам, или даже умысел на неоплату возник после получения д,енег то уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ не будет. При этом стоит отметить, что если обман происходит уже после заключения соглашения и сводится к предоставлению ложных сведений об исполнении обязательств, например, в суде предоставляют не соответствующие действительно документы подтверждающие оплату, то возможна квалификация действий виновного по ст. 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием».
Умысел на обман, чаще всего, доказывается при использовании подложных документов: договоров, подтверждающих получение продукции для перепродажи, накладных, складских квитанций и т.д. При этом возможно установление умысла и другими способами: признание самого мошенника, показания свидетелей, записи (включая обнаруженные в рамках оперативно-розыскных мероприятий и т.д.). Именно этих способов часто не хватает в гражданском процессе, что делает уголовно-правовые способы взыскания часто единственно возможными.
Отдельно стоит остановиться на случаях совершения мошенничества группой лиц по предварительном сговору или организованной группой.
Уже неоднократно выносились обвинительные приговоры в ситуациях, когда несколько лиц за плату организовывали получение кредита людьми или организациями, которые передавали им полученные от банка денежные средства и, в принципе, кредит возвращать не собирались и не могли. Обычно используются лица без постоянного места жительства, злоупотребляющие алкоголем, наркоманы. В таких случаях сложно доказать наличие сговора между организаторами и фактическими исполнителями мошенничества. Отчасти пресечению описанной преступной практики могут способствовать меры по выявлению приготовления к мошенничеству путем анализа объявлений в бесплатных газетах, в которых предлагается быстрая помощь в получении кредита.
Особое внимание при взыскании задолженности необходимо обратить на ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности». В отличие от мошенничества эта статья применяется реже, но именно она может помочь в ситуации, когда заемщик дистанцируется от принадлежащего ему имущества с помощью фиктивной передачи его в собственность третьим лицам (родственникам и т.д.). Главные проблемы при использовании ст. 177 УК РФ:
- необходимость крупного размера задолженности, т.е. сумма задолженности, от уплаты которой уклоняются, должна быть больше 250 000 рублей;
- доказательство именно уклонения после вступления в силу соответствующего решения суда и злостного характера этого действия.
Уклонением считается неоплата при имеющейся возможности выполнения своих обязательств, т.е. у должника есть деньги и/или имущество, но они кредитору в счет погашения задолженности не передаются. Учитывая, что существуют урегулированные законом процедуры принудительного исполнения судебных решений, обычно уклонение происходит путем перечисления денежных средств и перевода имущества в другие организации. Отметим, что кредиторской является не только задолженность, возникшая по договору займа, кредита, но и любой долг, в том числе, из договора поставки, аренды, причинения вреда и т.д.
Важно обратить внимание на то, что уклонение имеет место в тех случаях, когда фактически владея имуществом, получая доход от бизнеса или трудовой деятельности, должник создает видимость отсутствия средств для погашения задолженности, т.к. юридически все это имущество и доходы принадлежат другим лицам. При этом вполне может считаться уклонением ситуация, когда фиктивные сделки по передаче имущества были совершены до вступления решения суда в законную силу, но «невидимые» для кредитора доходы получаются после этого момента.
Уклонение должно совершаться в крупном размере, но сумма уклонения может накапливаться, т.е. если должник получил и не направил на погашение долга доход, скажем, в 100 000 рублей при наличии задолженности в 300 000 рублей, то оснований для привлечения к уголовной ответственности нет. Однако если затем это же лицо также действовало при получении дохода в 200 000 рублей, то ст. 177 УК РФ уже вполне может применяться. Таким образом, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности может рассматриваться как продолжаемое преступление.
Что касается злостного характера, то тут можно провести аналогию со ст. 157 «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» (кстати, эта статья по статистике применяется чаще ст. 177 более, чем в 200 раз!). Так вот, в практике привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов злостность определяется как неисполнение обязанности по уплате при наличии возможности после двух предупреждений судебного пристава-исполнителя.
Однако о злостности уклонения от погашения кредиторской задолженности можно говорить и в тех случаях, когда двух предупреждений пристава не было. На практике может возникнуть ситуация, когда должник входит в сговор с судебным приставом исполнителем и соответственно необходимые предупреждения отсутствуют. Можно привести достаточно много примеров, к которым применимо оценочное понятие «злостности». Об оценочном характере этого признака свидетельствует и разное понимание злостности в различных случаях. Например, злостной неуплатой штрафа в соответствии с УИК РФ считается отсутствие по неуважительным причинам оплаты в последний день срока для выполнения этой обязанности.
Стоит отметить, что уголовное преследование в рамках коллекторской деятельности обычно присутствует как угроза, а не реальная процедура, т.к. сам процесс сопровождения привлечения к уголовной ответственности достаточно растянут во времени. Соответственно, чаще всего целью коллектора является создание условий для примирения с потерпевшим (ст. 75 УК РФ), в рамках которого должник погашает задолженность, хотя возможно и принудительное взыскание с помощью гражданского иска в уголовном процессе.
Применительно к юридическим аспектам коллекторской деятельности можно отметить интересный парадокс: с одной стороны, требуется максимальная стандартизация и упрощение применения положений законодательства, а, с другой стороны, при взыскании задолженности часто возникают сложные практически и теоретические вопросы, которые способствуют развитию юриспруденции. Примером из области гражданского права и процесса является рассмотрение возможности обратить взыскание на доменное имя в ходе взыскания задолженности в пользу крупной издательской группы с киберсквоттера Филиппа Гросса. В рамках уголовного права корпоративное коллекторство часто требует применения «мертвых» норм УК РФ: ст. 177 «Злостное уклонения от погашения кредиторской задолженности», ст. 173 «Лжепредпринимательство», ст. 315 «Неисполнение решения суда».
От юридических аспектов перейдем к психологическим и PR. Возможность совместного рассмотрения права и психологии, PR, их синтеза, как мы считаем, определяется тем, что с некоторой степенью обобщения и юриспруденция, и психология, и PR могут быть отнесены к тому, что называют гуманитарными технологиями. Гуманитарные технологии П.Г.Щедровицким и Е.В.Островским определяются как создание, изменение и обработка рамок и правил поведения людей. В рамках права, психологи и PR для воздействия на поведение людей используется информация. Естественно, что эти сферы человеческой деятельности имеют свою специфику, но общая информационная, коммуникативная основа создает возможность для их синтеза.
Психологический аспект корпоративного коллекторства, в наибольшей спетени, связан с эффективным представлением угроз, связанных с применением норм права. Даже в ситуациях, когда взыскивается задолженность с организации, мы все равно общаемся с людьми, особое значение приобретают закономерности человеческого общения и влияния. Так в рамках корпоративного коллекторства в полной мере могут использоваться выделенные известным психологом Р.Чалдини законы влияния, приемы управленческой борьбы В.Тарасова, методики нейро-лингвистического программирования (НЛП).
Особое значение для корпоративного коллекторства имеют социально-психологические аспекты, которые в полной мере учитываются при использовании методов PR. В нашей практике была создана следующая простейшая схема информационного (PR) сопровождения взыскания задолженности:
1) Запуск и юридическое обеспечение правоприменительного процесса;

2) Информационное сопровождение юридического процесса: новости в СМИ о совершенных действиях и реакции правоохранительных органов, заинтересованных лиц и т.д.;
3) Научное сопровождение правоприменительной деятельности: заключения ученых, комментарии специалистов, обучение и т.д.
4) Общественная поддержка через информирование соответствующих общественных организаций о совершенных действиях с предложением присоединиться к информационной кампании при совпадении интересов.
4.1) Создание реальных и виртуальных организаций, объединений для отдельного проекта. Вариант создание подразделений, отделов в постоянных объединениях;
5) Сбор и обработка обратной связи: реакции оппонентов, общественности, правоохранительных органов. Информирование об этой реакции общественности, а также изменение юридической деятельности, если оно оказывается необходимым.
Благодаря PR-сопровождению коллекторской деятельности удается создать законные репутационные угрозы для должника, способствовать объективности рассмотрения дела судебными органами. С учетом практики совместного использования права и PR в коллекторской деятельности актуальным становится вопрос становления гуманитарно-правовых технологий, которые могут использоваться в самом широком контексте.
Базой для синтеза права, психологии и PR может быть системо-мыследеятельностная (СМД) методология – направление в отечественной философии, основанное Г.П.Щедровицким, которое в настоящее время активно используется в практической деятельности для общественного проектирования и управления развитием.
Таким образом, корпоративное коллекторство как новая синтетическая гуманитарная технология соединяет методы права, психологии и PR для эффективного решения практических задач в современных социально-экономических условиях.

Комментариев нет: